Фото
Анатолий Кашепаров: «С уходом Мулявина «Песняры» должны были завершить свое существование»

С легендарным «песняром», исполнителем знаменитой «Вологды», Анатолием Кашепаровым мы встретились в Минске накануне большого концерта в честь 50-летия самого, пожалуй, известного во всем мире советского музыкального коллектива. С 90-х годов прошлого века Анатолий Ефимович с семьей живет в Америке. И в Москве. И в Минске. Одним словом, гражданин мира, как он сам себя называет.

Анатолий Ефимович, когда я смотрела на ваши фотографии последних лет, обратила внимание, как хорошо вы выглядите. И вот личная встреча утвердила меня в мысли, что с возрастом человек получает ту внешность, которую он заслуживает. Выглядит ли он хорошо, когда у него на лице, во всем его облике есть некое спокойствие, достоинство, красота или, наоборот, он выглядит перекошенным, уродливым, неприятным, в любом случае он должен такую внешность чем-то заслужить. Молодым очень много дано изначально – свежесть, красота, непосредственность. И вот я вижу вас, и вы выглядите очень приятно, располагающе. Как вы сами думаете, а чем вы заслужили такую внешность?

– Я привык воспринимать все как должное. Всегда стараюсь сгладить, когда возникает не самая приятная обстановка. Мой девиз: не надо опускаться, не надо слишком задирать нос, высоко подниматься, потому что можно упасть. И смотря на что упадешь: можно упасть на стог сена, а можно упасть на камни и разбиться. И помнить, что все однажды проходит: и успех, и популярность, и звездность. И я тоже когда-то был звездой.

Я думаю, что ваша популярность, популярность «Песняров» до сих пор не проходит! Вот даже празднование 50-летия ансамбля какое широкое: и концерт на «Славянском базаре», и концерты в Москве и Минске. А как вы думаете, могли бы «Песняры» дожить до 50-летнего юбилея? Если бы Мулявин был жив, например?

– Я считаю, что нормальный коллектив может просуществовать 10–20 лет, не больше. Даже если бы Владимир Георгиевич был жив. Если коллектив в течение 10 лет создавал новые композиции, исполнял новые песни и все это имело успех у зрителя, это уже во благо. Да, Мулявин был талантливейшим человеком! Но успех коллектива – это не один человек. Просто в нужное время в нужном месте собрались нужные люди.

На пике популярности мы работали по 3–4 концерта в день, и между концертами умудрялись репетировать. Поэтому наша жизнь состояла из концертов, репетиций, перелетов и переездов по всему миру.

Я не согласен с тем, что сейчас говорят, мол, много людей прошло через «Песняры». Не было такого. Если у нас человек работал определенный период времени, это не значит, что он стал «песняром». Ему просто давалась возможность показать свои способности, а затем принималось коллективное решение, насколько эти способности применимы к стилю «Песняров». Но все равно последнее слово оставалось за Мулявиным. На какие-то проекты, рок-оперы приглашали дополнительных людей, некоторых из них оставляли для дальнейшей работы в коллективе. Конечно, престижно сказать, мол, я работал когда-то в «Песнярах», потому что это был бренд. И мне очень не нравится, что этот бренд исказили, разорвали. Нельзя было этого делать. С уходом Мулявина «Песняры» должны были завершить свое существование.

Вы говорите о том, что сейчас существует несколько составов, так или иначе называющих себя «Песнярами» и претендующих на статус преемника песняровской традиции? Госансамбль Беларуси «Песняры», «Белорусские песняры» во главе с Мисевичем, Дайнеко и Пеней, группа Борткевича и уже распавшаяся группа Демешко…

– Я стараюсь держать нейтралитет в отношении групп, так или иначе использующих бренд «Песняры». Именно участники золотого состава подняли бренд «Песняры» на этот высокий уровень. И при этом остались скромными до сих пор. В 1979 году мы, костяк артистов, стоявших на сцене, получили от Машерова звание заслуженных артистов Белорусской ССР, с тем и живем. И мне не нравится, что сейчас стараются переписать историю. Кидаются написать книги о «Песнярах», рассказывают то, чего не было. Конечно, загадку «Песняров» до сих пор не могут разгадать, не понимают, что это было за явление. А это было состояние души, которое выплеснули в народ.

Владимир Георгиевич обладал прекрасным видением. Вокальные партии он расписывал с учетом характера и тембра голоса участников ансамбля. Он был талант, Богом меченный. И до сих пор многие песни звучат в его аранжировках, только сейчас эти произведения имеют современную окраску: и звук, и подача, и инструменты – все звучит в новом качестве.

Мы работали на износ. Жизнь состояла из концертов и репетиций. Делали, например, по 50–60 песен, но выпускали половину. Мулявин все песни проверял на зрителе, после первого исполнения ему уже было ясно, шлягер это или нет. Он не допускал мысли исполнить песню на другом концерте, хотя бы потому, что сегодня в зале сидят в основном рабочие, а завтра – интеллигенция. Также Мулявин не допускал в репертуар проходных песен, ресторанных, танцевальных. Это была прерогатива «Песняров».

Именно в золотом составе «Песняры» приехали на гастроли в Америку в 1976 году.

– Мы тогда представляли весь Советский Союз. И как представляли! Организовал поездку американский продюсер – Сэд Гаррис. Из аэропорта мы сразу поехали на брифинг. Там нас ждали представители разных массмедиа. Вопросы задавали самые разные, в том числе и достаточно провокационные. Мы немного растерялись. Мулявин поднял вверх руки и тихо сказал: «Ой, рана на Івана». Мы исполнили песню а капелла. Журналисты от неожиданности открыли рты. Агрессивность сразу куда-то подевалась, после песни нам задали пару вопросов, и брифинг закончился.

Мы объездили тринадцать южных штатов, выступали во всех крупных городах. Съемочная группа из Канады сняла фильм о «Песнярах» в Америке. К сожалению, о судьбе фильма сейчас ничего не известно… В конце наших гастролей Сэд Гаррис поклонился нам и сказал: «Спасибо, ребята, я заработал на вас миллион долларов».

В 1977 году «Песняров» снова пригласили в Америку. Руководство Госконцерта решило сделать сборный концерт «Советская эстрада – 77». После первого выступления «Нью-Йорк таймс» опубликовала хвалебную рецензию. Всего в нью-йоркском театре «Маджестик» мы провели 15 концертов, все они проходили при полном аншлаге. Один из концертов посетил режиссер студии «Коламбиа» и предложил «Песнярам» выступить в шоу Дина Мартина в Лас-Вегасе. Также он предложил записать и выпустить альбом. Для участия в шоу и для записи дисков нужно было задержаться в США. Решение принимала руководитель делегации Казанцева. Она категорически отвергла предложение, заявив: «Вместе приехали – вместе уедем!» Ночью нас забрал специально присланный из Москвы самолет. Госконцерт заплатил огромную неустойку.

Понятно, чиновники испугались, что вы можете остаться! Такой успех…

– А когда в третий раз в 1979 году нас пригласили в Америку, по каким-то причинам гастроли были отменены. Мы могли бы принести еще больше денег и славы, еще больше прославить нашу культуру и музыку в Америке. А нас лишили этой возможности. Когда мы были в Каннах на фестивале, после нашего концерта нам вручили золотой диск. И десятки импресарио готовы были с нами сотрудничать. У них были готовы для нас контракты на миллионы долларов! Но мы не имели права ничего решать. За нас все решал Госконцерт.

Но мы были довольны жизнью, нам всего хватало, к нам относились с большим уважением. Никто даже не думал остаться в чужой стране. По сравнению с рядовым советским гражданином мы были довольно-таки обеспеченными людьми, но по сравнению с западными звездами мы были нищими.

Сейчас в различных музыкальных шоу стало очень популярно наставничество, когда известные артисты обучают молодые таланты. Вам такой подход нравится?

– Я за то, чтобы эти известные артисты обучали действительно талантливых молодых людей.

А вам не обидно, что не осталось школы «Песняров»? Даже те осколки, которые остались, ведь никто из них не несет какой-то школы песняровской? В том же Госансамбле как таковой преемственности нет.

– О какой школе «Песняров» может идти речь? И нужна ли она? Многие музыканты и так пытаются петь в стиле а-ля «Песняры», у кого-то получается хорошо, у кого-то не очень, но все стараются. Госансамбль в том числе.

Существуют классическая, народная, джазовая и эстрадная вокальные школы. А все остальное – импровизация. Сейчас ведь установка сделать так называемый кавер: главное взять ноты, а остальное как будто само приложится. А не приложится!

Может быть, во Флориде появится школа «Песняров»?

– Посмотрим. Почему бы и нет? Во Флориде все время как в парилочке, хотя в Орландо еще ничего. Но круглый год одни пальмы уже многовато, думаем о переезде в другой штат, попрохладнее.

Продолжается ваше путешествие по Америке. В каких штатах вы успели пожить?

– Сначала мы в Лос-Анджелесе пережили землетрясение 1994 года, месяц жили, можно сказать, в машине. Я вообще лауреат двух землетрясений. Потом мы переехали в Нью-Йорк. Но там было трудновато. Позже, когда получили документы как селебрити, стало легче! От работы – от любой – никогда не отказывались!

Но и петь вы не переставали?

– Не переставал. Мы во Флориду переехали, чтобы выучить побыстрее английский. И у одного выходца из Украины купили пиццерию раз в пять дороже, чем она стоила на самом деле. Но мы купили себе работу. И получалось: ночью была одна работа, потом пару часов сна – и шел в пиццерию. Затем открыли еще одну пиццу, но жена моя не захотела все это держать, на домашние заботы не оставалось времени!

Часто устраивали вечера с концертами! У меня половина стоимости дома уходила на аппаратуру. Мы становились мудрее, дети подрастали, вот мы и меняли свои взгляды и свою жизнь в лучшую сторону! Сейчас у нас в компании прекрасные друзья. И каждый раз, когда я приезжаю, мы встречаемся и концерты делаем. Во Флориде есть прекрасные музыканты, с которыми я и работаю.

А во Флориде тоже возможен концерт в честь 50-летия «Песняров»?

– Да, в феврале такой состоится. А сейчас я больше бываю в Москве и Минске. У меня крепкая семья. Мы с женой вырастили троих детей. Помогли им получить образование. Дочки живут и работают в Сан-Франциско, с нами живет младший сын – студент.

Все-таки поэтому вы так хорошо выглядите! Вы довольны своей жизнью.

– Спасибо! Да, я счастливый человек!

А есть рецепт народной любви? Вы ведь в ней точно искупались.

– Да, известность была, но она меня не испортила. А любовь… Ее купить нельзя. Либо она есть, либо ее нет. Поэтому и рецепт отсутствует. Я с большим уважением отношусь к своим поклонникам и очень благодарен им за многолетнюю любовь. Надеюсь, буду продолжать радовать публику своими выступлениями.

Пик славы «Песняров» пришелся на 70-е – середину 80-х годов
Судите сами: в октябре 1970 года на IV Всесоюзном конкурсе артистов эстрады «Песняры» разделили 2-е место с Львом Лещенко и грузинским ансамблем «Диэло».
Также в 1970 году была победа на Всесоюзном конкурсе политической песни в Москве.
Летом 1971 года фирма «Мелодия» выпустила первый виниловый диск-гигант «Песняров».
В 1971 году начинаются первые зарубежные поездки: «Песняры» выступили на Международном фестивале песни в Сопоте в конкурсе фирм грамзаписи.
В 1973 году – победа на Всесоюзном конкурсе советской песни в Москве.
В 1976 году «Песняры» стали первым советским ВИА, приглашенным на гастроли в США.
В этом же году ансамбль выступил на международном конкурсе грамзаписей MIDEM в Каннах, к участию в котором допускались только коллективы, выпустившие за год максимальное количество пластинок в своей стране.
В 1977 году – премия Ленинского комсомола, а в 1979 году классический состав «Песняров» получил звание заслуженных артистов БССР.
поздравление от Кашепарова:
– В новом году я желаю читателям журнала прежде всего здоровья, потому что без него свет не мил. Друзей, которые именно ваши, единомышленники. Пусть с вами будет доброта тех людей, с которыми вы общаетесь. И конечно, побольше денег, чтобы вы ни в чем не испытывали недостатка! Чтобы все у вас исполнялось. И еще раз – здоровья, здоровья и здоровья! И никогда не будьте ни в чем категоричными. Знаете, говорят: «ни нашим ни вашим»? Так вот я желаю, чтобы хорошо было и нашим, и вашим!

Читайте также:
Что вы не знали о солнечных панелях

Комментарии:

Реклама
Vadim Klochko
Spasenie Church of Orlando
Taxes
Green Hills
Тут могла быть Ваша реклама!